Одна из матерей кадрового военного делится своим мнением

Ю. Мельникова 

Жительница г.Вичуга так высказывается по поводу трагедии с Ил-20 в Сирии. 

«Не могу молчать после последнего происшествия, которое меня очень возмутило: своей ракетой сбивают свой самолет «Ил» с 15-ю военнослужащими. (Нашим российским самолетом прикрываются израильские военные)… И это заявляет главнокомандующий Российской армии. Я так близко к сердцу может быть и не приняла бы, если бы я не была матерью кадрового военнослужащего. 

Деньги сейчас сделают все!!! 

Но меня интересует другое: 

1.Почему молчат об этом кадровые военные, которые у власти? 

2.Почему они забыли о чести и достоинстве военнослужащих? 

3.Почему нет советов военнослужащих, которые находятся в отставке? 

4.Почему в телешоу идет пустая болтовня «политиков» новоиспеченных и т.д.и т.п.?» 

Пришлось поискать, что говорят военные в федеральных СМИ. Высказывания некоторых из них заинтересовали. 

Свое мнение о произошедших  событиях вокруг гибели у побережья Сирии 17 сентября 2018 года российского самолета-разведчика Ил-20, на борту которого находились 15 российских военных, на пресс-конференции в Москве высказали известные авиационные эксперты, Герой России, заслуженный летчик-испытатель РФ Магомед Толбоев и полковник в отставке Виктор Алкснис. 

По мнению Толбоева, в результате этой трагедии Россия потеряли не просто граждан, а «образец военнослужащих». Опытный пилот высоко оценил решительное заявление министра обороны РФ Сергей Шойгу о том, что основным виновником случившегося стал Израиль, чьи боевые самолеты атаковали цели в Сирии, прикрывшись нашим тихоходным Ил-20. Толбоев убежден: Шойгу «как мужчина выступил от имени офицерского корпуса. Если бы он этого не сделал, то мы потеряли бы доверие высшему руководству». 

Кроме того, Герой России считает, что произошедшее — тщательно разработанная операция союзников во главе с США, исполнителем которой стали израильские Военно-Воздушные силы. 

— Есть несколько методов ведения воздушного боя. И есть методы ухода от зенитной ракеты. Один из них — атака сомкнутым строем самолетов для создания на экранах комплексов ПВО противника только одной цели. В момент пуска зенитных ракет атакующие самолеты резко расходятся. И ракеты теряют цель. — пояснил он. 

Недоумение знаменитого летчика вызывает то, что наши наземные службы, зная о подходе к побережью Латакии группы израильских самолетов и о нахождении в воздухе в том же районе Ил-20, российскому пилоту все-таки дали команду на снижение. 

— Могли просто сказать по радио экипажу, что на подходе четверка израильских ВВС. Что мы не в курсе, что они хотят делать. Мол, вы держитесь пока на эшелоне на высоте 6 тысяч метров, уходите подальше. Этот самолет может летать без посадки по 10 часов. Почему ему дали разрешение на снижение? — возмущен летчик-испытатель. 

Поинтересовались у Магомеда Толбоева, почему самолет-разведчик в ставшем роковым для него полете не прикрывали наши истребители с авиабазы Хмеймим? 

— Этот вопрос открыт. Будет разбирательство внутри Минобороны. 

— Что сейчас следует сделать, чтобы не повторялись подобные инциденты? 

— Есть дипломатические методы, есть другие. Но со стороны военно-промышленного комплекса и так делается все, что возможно. Вооружение нашей армии сегодня высочайшего уровня. Но оснащайте тогда современным оружием также и сирийцев. Пусть они им вместе с нами воюют. Израиль превосходит сирийскую армию по боевым возможностям не в 10, а в 100 раз. С-200 — это устаревшие ракеты. Им 40 лет уже. Они предназначены для поражения других самолетов. Сейчас другие машины, другие системы радиоэлектронного подавления, совсем другая тактика. Надо в ногу со временем идти. 

Как выяснилось на пресс-конференции, экс-депутата Госдумы, военного инженера Виктора Алксниса объяснения российского военного руководства тоже не во всем устраивают. Эксперт считает, что, обвиняя только Израиль, руководство Вооружеными силами РФ пытается снять с себя ответственность за допущенные ошибки. 

— С инженерной точки зрения это бред. Ситуация такова: Россия договорилась с Израилем и, по сути дела, санкционировала любые его атаки на Сирию. За исключением наших военных баз Хмеймим и Тартус. Мы давно закрыли глаза на то, что израильтяне творят в воздушном пространстве Сирии, — заявил Алкснис. 

По его словам, в данной ситуации израильские самолеты заходили на цель на малой высоте. А наш самолет находился на высоте 5 тысяч метров и возвращался на свой аэродром. 

— Утверждается, что у него якобы большая эффективная отражающая поверхность, поэтому ракета сбила наш самолет. Но позвольте — у С-200 зона разлета поражающих элементов ракеты до 300 метров. Израильские самолеты летели ниже зоны поражения, — пояснил он, оговорившись, что судит по открытым данным. 

Кроме того, не устраивает Алксниса и объяснение Минобороны РФ, что израильская сторона лишь за минуту до начала атаки на сирийский объект уведомила об этом Россию. 

— А что, у нас в Сирии отсутствует радиолокационное поле? Мы не знаем, кто летает в воздушном пространстве Сирии и над акваторией Средиземного моря? Мы что, находимся в условиях Великой Отечественной войны, когда не было такой возможности? — возмущен военный инженер. 

Алкснис считает: за те 20 минут, что израильские истребители летели к рубежу пуска ракет, мы должны были успеть поднять свою боевую авиацию для их сопровождения. Этого сделано не было. Поэтому в первую очередь виновато в инциденте Министерство обороны России, командующий Воздушно-Космическими силами. 

— Я, конечно, с уважением отношусь к главкому ВКС Сергею Суровикину. Он блестящий генерал. Но зачем было ставить пехотного генерала командовать всей российской авиацией? Он не тянет. Потому что не знает всего, что обязан знать на своей новой должности. 

Виновато также командование нашей группировкой в Сирии, заявил он. 

В пресс-конференции принял участие и завкафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета Николай Платошкин. Он согласен, что комплексы С-200, которыми располагает Сирия, безнадежно устарели. Но дипломат напомнил, что в 2010 году был подписан контракт между Сирией и РФ на поставку Дамаску систем С-300 на сумму 400 миллионов долларов. 

— В 2013 году президент В.Путин этот контракт отменил, сирийской стороне был возвращен аванс. Это было сделано по просьбе Израиля. Если бы С-300 сегодня были на боевом дежурстве в Сирии, израильская авиация вообще бы не совалась на эту территорию, — считает он. 

Платошкин уверен, что теперь необходимо выполнить тот давний контракт и поставить Сирии современное вооружение.

Экс-депутат Госдумы, военный инженер Виктор Алкснис говорит: «Я, конечно, с уважением отношусь к главкому ВКС Сергею Суровикину. Он блестящий генерал. Но зачем было ставить пехотного генерала командовать всей российской авиацией?»

Что пишут об инциденте израильские СМИ

Известная в мире газета Haaretz начинает свою статью словами неназванного офицера ЦАХАЛ: «Вы всегда должны помнить главный урок военной истории: никогда не воюйте с русскими». Эта фраза была произнесена им будто бы незадолго до инцидента с нашим самолетом, и издание отмечает, насколько же «пророческой» она оказалась. Автор пишет, что теперь Израиль оказался в «крайне трудном положении» из-за обвинений российской стороны. Это негативно скажется на будущих возможностях Военно-воздушных сил еврейского государства, и слова Путина о «цепочке трагических обстоятельств» не особенно меняют это положение. 

При этом СМИ пытается спрогнозировать российскую реакцию. Параллели проводятся со сбитым турками Су-24. Отмечается, что Россия ввела столько санкций против Анкары и до такой степени ужесточила дипломатическое давление, что Реджеп Тайип Эрдоган быстро пожалел и в итоге принялся мириться. С тех пор турки «очень осторожны». Но Израиль, считает СМИ, поступил «гораздо умнее» турок — Нетаньяху сразу после прибытия российских самолетов в САР отправился в Москву и договорился с Путиным об отдельной линии связи. Именно благодаря этому ранее и удавалось избегать подобных проблем.  

Тем не менее, сейчас Нетаньяху придется применить весь свой «дипломатический опыт», чтобы сбавить градус напряженности, в противном случае Москва может серьезно ограничить свободу действий для израильских самолетов в сирийском небе.