Архив выпусков

Июль 2018
ПндВтрСрЧтПтСбВс
2526272829301
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
303112345

Новости

3 июля 2018 года в Кремле состоялась рабочая встреча Президента РФ В.Путина с врио губернатора Ивановской области С.Воскресенским....

6 июля 2018 года на телеканале «Барс» прошло выступление директора регионального оператора по обращению с ТКО Н.Гришиной. Она...

Уголовное дело в отношении бывшего заместителя председателя правительства Ивановской области, начальника областного департамента...

Главная | 8 (19.02.2013)

«Мы выжили, и это – чудо!»

Владимир Порошин всю войну провел в осажденном Сталинграде
Е. Ивина

Поистине мужской праздник День защитника Отечества в начале нового века, на мой взгляд, несколько потерял свой смысл, так как популярность армейской службы неумолимо угасала, героев в прямом смысле этого слова становилось все меньше. Призывники предпочитали откосить от нелегкой повинности. И только пару лет назад, как мне кажется, с помощью героев нашего времени и армии, на примерах ветеранов прошлых лет профессия «защищать свою родину» вновь становится почетной.

Мы очутились почти на передовой, среди наших войск 64-й армии. Точнее, мы оставались на месте жительства, это войска перемещались через наш двор и поселок. Кони, люди, повозки, танки, пушки, бомбежки, артиллерийские обстрелы - все менялось, как в калейдоскопе
Осиротевшая семья

Кажется, что только ветераны Великой Отечественной, афганской или чеченских войн, те, кто служит в армии, могут считаться в прямом смысле защитниками. Но это не совсем так. Например, в годы Великой Отечественной войны даже дети могли стать защитниками – своей матери, дома, родных и даже раненых солдат.

Владимир Степанович Порошин в годы Великой Отечественной войны был еще совсем мальчишкой. Родившийся в 1935 году, к началу войны он не дорос еще до школьной скамьи, но весь ужас этого страшного события он уже смог понять и прочувствовать. Тяжелым испытанием для него стала война еще и из-за того, что родился он в Сталинграде, который стал эпицентром, точкой накала военных действий.

Всю ответственность за мать и младшую сестренку мальчик Володя Порошин почувствовал уже тогда, когда в 1938 году умер отец. Вот так в один момент Володя стал взрослым. Всю войну, а потом всю оставшуюся жизнь он старался быть надежной опорой двум своим самым близким людям – маме и сестре.

«После смерти отца мама оказалась единственной кормилицей в семье. А подзаработать дополнительных денег, когда на руках двое маленьких детей, не так-то просто. В городе с нами сидеть было некому, поэтому частенько, особенно летом, она отправляла нас к своим родителям в деревню, где и накормить было проще, и присмотреть за нами было кому – в доме бабушки с дедом народу было полно. У мамы было семь братьев и две сестры. И все это большое семейство жило в родительском доме или в близлежащих домах – уже со своими семьями.

Образование у мамы было начальное, приходилось постигать все на ходу и браться за любую работу. Работала она и штукатуром, и маляром, и другие работы на стройке выполняла, а также шила и вязала себе и нам, помогала всем, кто обращался. Мама нянчила детей – племянников и чужих детей, лишь бы лишняя копейка в семье завелась. Как тяжело ей тогда было, не высказать. Одна, все тянула на своих плечах. А впереди ждала еще война…

Пароль особый

Объявление войны застало нас с сестрой Ниной у бабушки с дедушкой. Запомнились женские рыдания, похожие на звериный вой, к которому присоединялся вой деревенских собак. Началась мобилизация.

Летом 1942 года, когда немецкие войска повернули на Сталинград, бои шли на Дону, в районе Калача, затем в степях междуречья Волги и Дона. В спешке стал образовываться Сталинградский фронт. Мама, не зная реальной обстановки, отправила нас с сестрой и сундук с вещами и документами к родителям, в село Плодовитое. Сама собиралась туда уезжать, полагая, что там будет безопаснее, так как ожидалось наступление немцев на Сталинград с западной и северной стороны, но никак не с юга. Но выяснилось, что немецкие войска повернули с юга, и кровопролитные бои идут в 18 км от Плодовитого, а наши войска с большими потерями отступают через село.

Мама на попутках кинулась навстречу отступающим войскам, ее не пропускали: «Куда вы, там бои!», но, видимо, слова: «Там у меня в Плодовитом двое маленьких детей!» служили паролем, она прорвалась и успела выхватить нас в последний момент. Они с дедушкой уговорили начальство с последней штабной машиной, ехавшей в Сталинград, взять нас.

Мама от переживаний и потрясений слегла и, наверное, с неделю не могла подняться. Так мы по воле судьбы не оказались с мамой по разные стороны фронта и стали, по сути, участниками Сталинградской битвы. Не имея по малолетству оружия в руках, мы очутились почти на передовой, среди наших войск 64-й армии. Точнее, мы оставались на месте жительства, это войска перемещались через наш двор и поселок. Кони, люди, повозки, танки, пушки, бомбежки, артиллерийские обстрелы - все менялось, как в калейдоскопе.

Госпиталь во дворе

В первые месяцы боев, примерно в июле-августе, во дворе нашего дома располагался санитарный батальон. Вот когда насмотрелись детскими глазами на мучения и горе людское. С передовой привозили с различными ранениями, увечьями. Раненым здесь оказывали первую помощь, перевязывали, обследовали, «сортировали», делали неотложные операции, ампутации и отправляли далее: в госпиталь за Волгу на паромах, баржах с буксиром и лодках. Такой конвейер был на переправе – туда раненых, обратно пополнение. Санбат перебазировался в другое место, за ними была пехота, саперы-минеры, затем взвод разведчиков, и уже на зиму к нам встали на постой летчики. И ежедневные боевые будни - никакого покоя ни днем, ни ночью. Первое время мы укрывались в погребе под сараем и спали там, соорудив настил на кадках, затем - в выкопанном военными блиндаже с накатом из бревен, оборудованном печуркой-буржуйкой.

Мама, как могла, помогала военным, ухаживала за ранеными и больными, стирала, чинила одежду, готовила еду. Ежедневно днем и ночью что-либо происходило - налеты авиации с воем пикирующих бомбардировщиков и свистом бомб и постоянно артобстрелы из дальнобойных орудий по намеченным целям. Поэтому передвижения возможны были только по ночам с затемненными фарами, а днем части укрывались в лесопосадках и садах.

Поначалу превосходство немецких войск в технике, особенно в авиации, было полным. Яркое и жуткое воспоминание, как бомбили военную базу округа, которая располагалась вблизи железнодорожной станции Сарепта, со стороны Волги, и саму станцию, где скопилось много составов со снаряжением и продовольствием.

Был эшелонированный налет (до 300 самолетов ежедневно, по данным немецкой сводки) бомбардировщиков «юнкерсов» в сопровождении «мессершмиттов»: они пролетели над нашим районом за Волгу, сделали правый разворот и стали пикировать, звено за звеном, сбрасывали бомбы и улетали через Красноармейский район на запад загружаться. И так двое суток подряд. Это было завораживающе страшное зрелище, все происходило в 5-6 км от поселка Закирпичный, где жили мы.

Со слов военных, разбомбили все склады с боеприпасами, обмундированием, продовольствием и поезда - груженые составы на станции. С юга половину неба заволокло дымом пожарищ, и несколько суток подряд сквозь дым вулканом вырывалось пламя от взрывов и взлетали в воздух вагоны, техника и металлоконструкции - это мы наблюдали воочию.

Сталинградская победа

Хорошо помню воздушные бои. Наши тупоносые «Яки» - истребители в первые месяцы битвы бесстрашно бросались в атаку против бронированных «мессершмиттов» и зачастую проигрывали бой, падали, сгорая, летчики, в лучшем случае, успевали выброситься с парашютом. Мы наблюдали с земли и очень переживали. Но постепенно, за три месяца, ситуация изменилась с точностью до наоборот, особенно после окружения немцев в Сталинграде.

Еще случай запомнился: немцы уже капитулировали и по шоссе гнали колонну пленных, одного из них в конце колонны буквально волокли, он падал и стонал. Тогда сопровождающий сержант из конвоя вынул пистолет из кобуры и застрелил его у нас на глазах, труп сбросил в кювет. Мне было жалко того немца, хотя нас воспитывали в ненависти к врагу.

С октября 1942 года положение стало заметно улучшаться, и немцы не могли уже безнаказанно распоряжаться в воздухе и на суше.

А бои шли близко, передовая в 3-5 км в районе Горная поляна - Лапшин сад - Купоросный завод. Нам во время боев с питанием было легче, зато в любой момент мы могли погибнуть от бомб или снарядов.  Когда немцев разбили и погнали от Сталинграда, нам пришлось туго, особенно маме, которая металась, как волчица, в поисках еды. Зарабатывать было негде - все разрушено. Ели все мало-мальски съедобное, копали корни солодика по оврагам, искали первые листочки кислицы и лебеды, подсолнечный жмых с шелухой был лакомством.

Сталинградская битва закончилась 2 февраля 1943 года. Стали собирать трупы по местам боев и вытаскивать из развалин. Своих - хоронили, а тела немецких солдат, замороженные, раздетые догола, на грузовиках свозили в овраги, складывали в штабель ряд трупов, обливали горючей жидкостью и сжигали. Такой был конец у тех, кто бессовестно напал на наш Сталинград».

Наши рубрики

Нас посещают

Яндекс.Метрика

Консультант

Морепродукты