Архив выпусков

Сентябрь 2017
ПндВтрСрЧтПтСбВс
28293031123
45678910
11121314151617
18192021222324
2526272829301

Новости

Как сообщают «Известия», Минсельхоз озаботился проблемой нехватки отечественного сырья для производства товаров легкой...

На оперативном совещании в понедельник, 11 сентября 2017 года, губернатор Ивановской области П.Коньков дал ряд поручений по итогам...

Ивановской межрайонной прокуратурой проведена проверка законности предоставления земельных участков, находящихся в государственной и...

Главная | 24 (16.06.2015)

Жизнь в оккупированной деревне

«Мы должны рассказывать о войне, о ее тяготах и бедах новому поколению, чтобы нынешние политики и нынешнее население мира не допустило новой войны», - говорит Лидия Сычева, встретившая войну пятилетним ребенком
Е. Ивина

Из какого материала «сделан» русский человек? Сколько веков его ни притесняют, ни унижают, не сдается он, история наша уже давно подтвердила это. И «материал» этот податливый, но прочный. Выживает русский человек даже в самые непростые времена. Многие испытания пережили, сколько еще предстоит. Только недавно грандиозно отпраздновав День Победы, Россия на днях будет переживать скорбную дату - 22 июня, день начала войны.

«Великая Отечественная война оставила в моей памяти неизгладимый след. Горе и слезы принесли нам немцы. И даже такая маленькая пятилетняя девочка, какой была тогда я, понимала, что случилась страшная беда. Я помню войну, ведь наша деревня была тогда в немецкой оккупации»
Немцы пришли в 1942 году

«Великая Отечественная война оставила в моей памяти неизгладимый след. Горе и слезы принесли нам немцы. И даже такая маленькая пятилетняя девочка, какой была тогда я, понимала, что случилась страшная беда. Я помню войну, ведь наша деревня была тогда в немецкой оккупации, - говорит Лидия Ивановна Сычева.

Отца я почти не помню. В 1941 году, мне было пять лет, он ушел на фронт и не вернулся. Мы остались с мамой, а было нас пятеро. Было лето 1942 года, когда в нашу деревню пришли немцы.

Эта новость быстро стала известна в каждом доме. Мама нас быстро собрала с улицы в дом. Мы сидели в оцепенении, никто не знал, что делать, как себя вести. От неизвестности и страха перед неизвестностью мы заплакали, мама пыталась нас успокоить, но когда пятеро ребятишек сразу плачут, сделать это было нелегко. Помню, после бесполезных усилий мама сама горько заплакала, так как тоже понимала: спокойной жизни теперь не будет.

Скоро послышался рокот мотоциклов, немецкая речь. Немцы расположились в том числе и в нашем саду на отдых. Солнце тогда палило нещадно. Изнывая от жары, немцы снимали с себя гимнастерки, обливались холодной водой.

Каждый день теперь проходил в тревоге. По железной дороге шли немецкие военные поезда. В небе часто появлялись наши, русские самолеты, в основном ночью. Как только начинался рев авиационных моторов, мы просыпались, вскакивали, выбегали из избы в погреб, находящийся недалеко от дома, в саду. Когда наступала тишина, мы выбирались на землю и возвращались, но заснуть уже не могли. Каждый раз мы ожидали бомбежек, которые уничтожили бы немцев и нас вместе с ними.

Урожайное лето в подарок

Немцы долго оставались в деревне, прижились. Они отбирали у нас продукты. Из хлева увели единственную овцу. Лето 1942 года выдалось почему-то богатым на урожай, что было настоящим подарком людям, готовым к голоду. Было много яблок, слив, вишни. Мама тогда решила все это замочить, чтобы и добро не пропадало, и витамины для нас пятерых были. Ведь никто не знал, сколько война продлится и какой голод может наступить.

Потом, когда мы прятались в погребе от бомбежек, мы заглядывали в эту бочку с мочеными фруктами и наслаждались лакомствами. Время текло быстрее, и становилось не так страшно.  

До войны у нас была небольшая пасека. Когда началась война и отец ушел на фронт, за ульями стала смотреть мама. Перед оккупацией немцев мать выкачала из ульев почти весь мед и раздала соседям, чтобы не достался фашистам.

Немцы как-то узнали, что у нас есть мед, и стали ходить к нам за ним. Как только наступала ночь, немцы колотили в дверь нашего дома так, что стены сотрясались от ударов. Не впустить их было нельзя, всю дверь, наверное, могли тогда изломать. Заходили, забирали соты и уходили. Мы, дети, в такое время сидели на печи, прижавшись друг к другу, и плакали, так как было страшно, что и нас немцы заберут с собой, как соты.

Наступление наших солдат. Освобождение

Приближалась зима. По деревне ходили слухи, что наступают наши войска и скоро они освободят нас. С первым снегом начались сильные морозы. Зима выдалась суровой. Немцев она застала в пилотках, шинелях и ботинках. Беспокойство оккупантов становилось все заметнее. Натянув свои пилотки по самые уши и закутавшись в одеяла, немцы суетились, нервно о чем - то переговаривались. Затем стали собирать свои вещички и покидать нашу деревню.

Началось наступление советских войск. Все жители вышли встречать своих освободителей. Помню, как мама устраивала на ночлег солдат. Каждого солдата хотелось обогреть, накормить. Привезли нам и раненых солдат, мы их разместили на полу, больше места не было. В ту ночь не прекращалась стрельба. Утром солдаты пошли дальше, наша деревня была освобождена в 1943 году.

Послевоенный голод

В 1944 году я пошла в школу, в первый класс. Учиться было интересно. Но нужда была страшная. Тетрадок, учебников и чернил тогда не было. Поэтому каждый выходил из положения  как  мог:  чернила  варили  из крушины, вместо тетрадей использовали газеты или книги, если у кого были дома, учились писать между строк. Одевались тоже не бог весть как. То, что было более-менее приличное, носили в школу.

Мама иногда ходила на места бывших сражений, там находила сапоги, носки шерстяные, мы распускали нитки, а потом перевязывали себе на кофты.

В 1946 году начался голод. Хлеб не уродился. Летом мы собирали щавель, землянику и еще какие - то съедобные растения. Весной, когда вспахивали колхозное поле, собирали вымороженную картошку. Мама терла ее на терке и пекла оладьи. Они были черные, но в отличие от котлет из листьев конского щавеля, их мы ели с удовольствием. Потом выкапывали корни валерианы или лопуха, высушивали, измельчали, и получалась мука. Тоже пекли блины и колобушки. Так потихоньку дожили до нового урожая. А еще выжить нам помогла наша корова.

Казалось, что трудностям не будет конца. Крестьянам жилось нелегко и после войны. Они сдавали государству яйца, молоко, шерсть, платили непосильные налоги. Работали за трудодни. Но вытерпели все, потому что так было надо. Тогда казалось, что раз Победа в войне была общей, значит и восстанавливать страну нужно вместе, все миром, как говорится. И никто не роптал на голод даже в мирное время или на дополнительные смены на заводе. Значит так надо, нужно только потерпеть, нужно работать в поте лица и страна залечит раны, нанесенные войной, и вот тогда будем нам счастье. Для этого мы учились, для этого работали. И гордость за то, что мы выжили, выстояли, не сдались врагу, до сих пор жива. Раз мы даже спустя 70 лет отмечаем так широко День Победы, если продолжаем чтить ветеранов, значит, все мы делали правильно.

Я думаю, что Вторая мировая война – это величайшее бедствие не только для всего населения Советского Союза, но и для всего мира, потому что она завершилась атомной бомбардировкой Нагасаки и Хиросимы. Это урок для всех нас, ее переживших, и мы должны рассказывать о войне, о ее тяготах и бедах новому поколению, чтобы нынешние политики и нынешнее население мира не допустило новой войны».

Наши рубрики

Нас посещают

Яндекс.Метрика

Консультант

Морепродукты