Архив выпусков

Ноябрь 2017
ПндВтрСрЧтПтСбВс
303112345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930123

Новости

7 ноября 2017 года в Санкт-Петербурге в рамках конференции «Регион 20.35» под эгидой Агентства стратегических инициатив...

9 ноября 2017 года С.Воскресенский посетил объекты промышленности и инфраструктуры в Кинешме. Осмотрел завод «Электроконтакт...

Заседание областного правительства на прошедшей неделе не состоялось, но врио губернатора принял участие в работе правительственной...

Главная | 40 (07.10.2014)

Оптимизация или люстрация по-ивановски

И снова об особенностях экологической политики
"Иваново-Пресс"

В предыдущих статьях мы рассматривали экологическую ситуацию в Ивановской области с участием представителей Ивгордумы  и областного отделения «Всероссийского общества охраны природы». Сегодня наш разговор продолжен с депутатом Ивгордумы Алексеем Игоревичем Масленкиным.

- В прошлый раз мы согласились с тем, что  строительство на территориях природно-заповедного фонда в нашей губернии носит не эпизодический и не случайный характер. Видимо, не зря среди чиновников идет разговор о так называемой оптимизации особо охраняемых природных территорий и вывода ряда их из списочного состава земель с особым режимом использования в связи с несоответствием критериям, установленным новым законодательством.

А.Масленкин: Нынешние оптимизаторы не первые, которые замахиваются на наш природно-заповедный фонд. Ищут любые мотивы. Эта оптимизация началась более десятка лет назад. В 2001 году областная власть сократила  списочный состав из семисот особо ценных природных объектов, утвержденных решением Ивоблсовета в 1993 году, на целый порядок. Видимо, тоже посчитала, что эти природные объекты не соответствуют каким - то критериям.

- И провели эту оптимизацию? Вот и нынешние чиновники утверждают, что существующая сеть особо охраняемых природных территорий требует оптимизации, и ищут всевозможные послабления и изменения в законодательстве.

А.Масленкин: А иногда даже без оглядки на законодательство. Но вот «зеленые» говорят: чем больше природных объектов будет иметь природоохранный статус, тем сохраннее будет природа и тем лучше будет человеку дышать и жить. Похоже, и Ивановский областной, и Верховный суды, уважая конституционные права граждан на благоприятную окружающую среду, а также зная об особых требованиях к режимам охраны памятников природы, тоже придерживаются такого же мнения.

- Что вы имеете в виду?

А.Масленкин: Своими решениями в 2005 году они восстановили списочный состав природных объектов, секвестированный в 2001 году, и тем самым сохранили областной природно-заповедный фонд. Об этом должны знать наши служивые и уважать решения судов, но они почему-то никак не хотят успокоиться, так и рвутся наступить на те же грабли. Думаю, пройдет. Хуже другое. Несмотря на то, что перечень особо охраняемых природных территорий существует более двадцати лет, реальной защиты у них как не было, так и нет, т.к. вокруг них не были своевременно утверждены границы и режимы особой охраны, также как и не был введен запрет на их застройку.

- Вы хотите сказать, что тем самым были созданы условия для строительства на этих территориях?

А.Масленкин: Именно так. Фактически этот список носит формальный характер, т.к. природоохранными территориями заинтересованные лица распоряжаются по своему усмотрению, не обращая внимания на их статус. В результате там без комплексного экологического обоснования, как грибы, растут коттеджные поселки, виллы, дворцы. После того, как проводятся нужные операции с землями с последующей застройкой, появляется  соответствующая атрибутика: границы, паспорта, режимы особой охраны и т.д. Вроде все в рамках действующего законодательства, но с подгонкой под нужный результат. Вот это и есть одна из форм ивановской оптимизации. Посмотрите, во что превратились берега водоемов, имеющих статус памятников природы. А качество воды? Классифицируется как «загрязненная», «грязная», «очень грязная».

Даже Уводьское водохранилище, которое должно иметь двойную защиту - как памятник природы и основной источник водоснабжения областного центра - не может похвастаться качественной водой. Еще в 1990-е годы там должна была появиться водоохранная зона пятисотметровой ширины. И где она? Зато со строительством все в порядке. Кому нужно – построились. Затем там появилось экологическое обоснование: проекты, результаты исследований и т.д. Вдруг вспомнили, что это уникальный природный объект. А давно ли на полном серьезе в интернете обсуждался инвестиционный проект по застройке берегов водохранилища на сумму около семи миллиардов рублей? Так все-таки, Уводьское водохранилище – это природоохранный или коммерческий объект?

Кто определит, насколько там ухудшилась экологическая обстановка за период отсутствия режимов ограничений и вольницы чиновников. Виновата стихия земельного рынка? А кто его создал на природоохранных землях? И кто будет возмещать экологический и материальный ущерб из-за нецелевого использования этих территорий или, не дай бог, в случае стихийных бедствий. Вдруг - нежданное затопление прибрежных поселений? Посмотрите, что творит стихия в последнее время! Как решать проблемы будем? За счет бюджета, за счет жителей Ивановской области? Не слишком ли дорогое удовольствие? Разве мало примеров по другим регионам? Там, наконец, начинают понимать угрозу и принимают соответствующие меры. Мы же, придавая легитимность такому строительству, закладываем бомбу замедленного действия.

- Вы назвали величину водоохраной зоны в пятьсот метров. Откуда такая цифра? В Водном кодексе всего лишь пятьдесят метров.

А.Масленкин: Исходя из существовавших федеральных норм в 1990-е годы у Уводьского водохранилища, Рубского и Святого озер эта величина должна составлять пятьсот метров. Поскольку эти водоемы являются памятниками природы, то при наличии свое-временно утвержденных охранных зон в указанных размерах, нормы Водного кодекса на них не распространялись бы. Вот и спросим наших чиновников: где они, эти зоны? Нелишне спросить и у депутатов Госдумы: почему установлены такие либеральные режимы ограничений вокруг водоемов в свете набирающих силу природных катаклизмов?

- То, что по Уводьскому водохранилищу много вопросов, это понятно. Но, возможно, это наиболее притягательный объект в губернии и поэтому там так все сложно?

А.Масленкин: Ну почему только Уводьское водохранилище? Очень показательная оптимизация проведена на Рубском озере. Там, похоже, вообще не особенно скрывали свои намерения.

Например, экологическое предприятие, действовавшее на территории этого природного комплекса на основании указа губернатора от 1992 г., органами местного самоуправления было заменено на жилищно-коммунальную структуру местного значения. С каких это пор Рубское озеро стало объектом жилкомхоза? Причем, комбинация была разыграна на основе собственных правонарушений администрации Тейковского района с лесными землями. Здесь бы правоохранительным органам поработать дружно, тем более что замена экологической службы на особо охраняемой природной территории регионального значения на жилищно-коммунальную - это, конечно, беспрецедентный случай. Вмешаться в прерогативу губернатора! Однако почему-то должной реакции со стороны областных структур на самоуправство местных оптимизаторов не последовало. Вместо этого были упразднены невыполненный указ губернатора, а с ним и вся природоохранная программа по этому объекту, как и охранная зона в две тысячи гектаров. Видимо, Рубское озеро интересовало кого-то скорее как коммерческий объект, а не природоохранный.  И что там потом происходило с лесными землями, одному богу известно. Хотя внимательный анализ сделок с ними только на Рубском озере, возможно, помог бы внести определенную ясность в земельные отношения и в других районах губернии.

- Так это уже не оптимизация, а чуть ли не люстрация по-украински! И во имя кого такое жертвоприношение: упразднение указа губернатора, охранной зоны, нейтрализация экологического предприятия?

А.Масленкин: Выясняем. По крайней мере, исполнители известны. Между тем закон об особо охраняемых природных территориях запрещает на территориях памятников природы и в границах их охранных зон всякую деятельность, влекущую за собой нарушение их сохранности, а значит, лишать их особого статуса и охранных зон. Как и расправляться с невыполненными нормативно-правовыми актами и неугодными экологическими предприятиями, что также влечет за собой нарушение сохранности памятников природы. Наверное, не случайно решениями Ивановского областного и Верховного судов в 2005 году списочный состав особо ценных природных объектов от 1993 г., незаконно секвестированный Законодательным собранием, был восстановлен. Но вот почему указ губернатора по Рубскому озеру от 1992 г. не реанимирован, непонятно.

Поэтому все, что творилось на Рубском озере после упразднения этого указа, в том числе организация сделок с землями и строительство, различного рода проекты, включая экологические, по нашему мнению, выходит за рамки правового поля и требует тщательного анализа, определения экологического вреда и конкретных лиц.

- В общем, как я понимаю, это уже становится нормой обращаться так с природно-заповедным фондом? Там, где не получается по закону, делаем, как считаем нужным. Даже при наличии режимов ограничений. А кто конкретно должен нести ответственность за происходящее? 

А.Масленкин: По закону памятники природы регионального значения являются собственностью субъектов Российской Федерации и находятся в ведении органов государственной власти этих субъектов, на них же лежит и ответственность за обеспечение благоприятной окружающей среды и экологической безопасности на соответствующей территории. Власть, принимая решение о статусе природных объектов или иные решения в организации их сохранения, должна обеспечить соответствующие условия для реализации своих актов. В нашем случае имеем решения органов государственной власти Ивановской области от 1992 года по Рубскому озеру и от 1993 года об утверждении списочного состава особо охраняемых природных территорий и режимов ограничений вокруг них. Однако кто-то не выполнил эти решения, а кто-то воспользовался этим, в результате возник рынок природно-заповедных земель. Кто его организовал? Как бы чиновники ни косили под дилетантов, они прекрасно знали, что территории вокруг рассматриваемых водоемов, имеющих статус памятников природы, на расстоянии до пятисот метров от уреза воды де факто являлись землями природоохранного назначения с вытекающими отсюда последствиями.

Вот поэтому назрела пора провести проверку с участием Правительства Ивановской области, специалистов, политических и общественных организаций, средств массовой информации на предмет легитимности предоставления и использования земель природоохранного назначения, особенно на берегах водоемов и лесных землях, выдачи разрешений на строительство, наличие экологических обоснований, а также определить экологический вред в результате правонарушений. Тем более, что появляются предложения от граждан в проведении люстрации в отношении тех чиновников, которые способствовали деградации природно-заповедного фонда нашего региона. Все это, конечно, не так смешно, как грустно, но народ требует.

Наши рубрики

Нас посещают

Яндекс.Метрика

Консультант

Морепродукты