Люди почувствовали себя кинутыми и обманутыми

Многие до последнего верили, что Президент отменит пенсионную реформу
Ю. Мельникова

29 августа 2018 года президент РФ Владимир Путин выступил с телеобращением, в котором предложил смягчить пенсионную реформу.

От этого выступления Владимира Путина ожидали многого. Или значительного смягчения пенсионной реформы, или какого-то неожиданного хода, который помог бы решить, кажется, неразрешимую проблему повышения пенсионного возраста. В интернете шутили, что президент объявит: в недрах России был обнаружен алмаз невероятных размеров, и если его продать, пенсионный возраст можно не повышать никогда. В этой шутке чувствовалось наивная надежда, что «он придет и поправит все», но не поправил.

Председатель правления Пенсионного Фонда РФ А.Дроздов оказался миллиардером, правда, рублевым. Поделился бы с пенсионерами идеей, как и им достичь такого результата?

Как замечают политологи, обращение Владимира Путина к нации на социально-экономическую тему — вообще уникальное явление. Об экономике, особенно если с ней все плохо, говорить неинтересно, и раньше Путин предпочитал более выигрышные темы: внешнюю политику, борьбу с терроризмом, торжественные праздники и даты. А тут мы увидели редкого Путина — Путина оправдывающегося, Путина извиняющегося, Путина, который предлагает выбрать нам меньшее из нескольких зол.

С самого начала глава государства призвал решить вопрос по справедливости. И вот, что из этого вышло.

Первым делом президент дал понять, что обратного пути нет. Хотя удивительно. Ведь во время своей предвыборной кампании он ни разу не заговорил о необходимости пенсионной реформы. Но сразу после них ситуация вдруг резко изменилась. Надо «учитывая реальную ситуацию, действовать», сказал он, а не мириться «с низкими доходами пенсионеров и ждать, когда пенсионная система затрещит и окончательно развалится», и не перекладывать «непопулярные, но необходимые решения на плечи следующего поколения».

Как же так, мы восемнадцать лет шли к светлому будущему, чтобы теперь оказаться перед таким плохим выбором?

Необходимость реформы Путин объяснил неблагоприятной демографической ситуацией, когда в трудоспособный возраст вступает «крайне малочисленное» поколение середины 1990-х, и необходимостью повышения пенсий.

Но известный ученый Н.Зубаревич считает иначе: «То, что Путин говорит о демографической яме, — это верно, но яма 90-х годов не такая сильная, как в войну. Это художественное преувеличение, хотя 90-е годы — это след военных потерь плюс решение не рожать в тяжелых условиях. Усугубление ситуации двадцать пять лет назад было, но говорить, что это сопоставимо с войной, — по-моему, перебор».

Как выглядят поправки, которые должны приблизить это светлое будущее.

Прежде всего, президент предложил поднять пенсионный возраст для женщин не до 63, а до 60 лет. «В нашей стране отношение к женщинам особое, бережное. Пенсионный возраст для женщин не должен повышаться больше, чем для мужчин», — отметил он.

Вместо 8 лет возраст женщин поднимут на 5 лет.

Средняя продолжительность здоровой жизни в России — 62 года для обоих полов, а средний возраст реального выхода на пенсию — 64 года. Люди у нас оставляют работу не из-за возраста, а из-за болезней.

Вот Владимир Путин говорит: «Другой вариант — продать часть госсобствености, например, как некоторые предлагают, все здания Пенсионного фонда, включая его региональные отделения. Конечно, согласен, они слишком размахнулись со своими апартаментами. Людей это раздражает. И я это также поддерживаю. По оценкам, общая стоимость этих объектов — 120 миллиардов рублей. Но даже если мы все их продадим, а деньги направим на пенсии, сможем выплачивать их также порядка шести дней. Это тоже не выход».

Но это подмена тезиса. Действительно, в интернете часто публикуют фотографии шикарных отделений Пенсионного фонда. Но речь не о том, что их продажа позволит решить финансовые проблемы государства. Дворцы Пенсионного фонда — это лишь символ того, как неэффективно государство расходует ресурсы, как непропорционально распределены блага в России. Дворцы есть не только у Пенсионного фонда: практически любое российское ведомство может похвастать шикарными офисами, большим штатом, дорогими автомобилями, красивыми секретаршами. Государственные менеджеры получают баснословные зарплаты, руководители госкомпаний летают на частных самолетах и владеют собственными яхтами. В тысячах административных зданий по всей России работают сотни тысяч лишних людей, сжирающих сотни миллиардов рублей бюджетных денег. Шикарные дворцы Пенсионного фонда — только маленькая деталь этой мозаики роскоши. И когда люди публикуют фотографии этих дворцов Пенсионного фонда, они не хотят сказать «давайте их продадим». Они хотят сказать: «Давайте жить по средствам».

Еще одна статья расходов, на которую всегда находятся деньги, — мегапроекты. Мы собираемся строить мост на Сахалин за 540 миллиардов рублей, дорогу «Краснодар — Грозный» за 1,2 трлн и недавно провели чемпионат мира по футболу примерно за 1 трлн. Да, чемпионат был классным, всем понравился, но теперь нельзя не спросить: было ли у страны право тратить деньги на футбольные мероприятия, если она не может выполнить пенсионные обязательства перед гражданами?

Если уж президент, сделав печальные глаза, признается, что в стране не хватает денег кормить пенсионеров, то давайте жить скромнее начнут не только будущие пенсионеры. Пусть хотя бы немного скромнее станут все: от депутатов Госдумы, получающих нереальные по российским меркам зарплаты, до региональных чиновников, нанимающих специальных людей для выравнивания ковровых дорожек в своих резиденциях.

Да, наверное, даже если власть откажется от большинства своих излишеств, это все равно не отменит необходимость проводить пенсионную реформу. Но, во-первых, это могло бы сэкономить часть средств и позволить ее смягчить. Во-вторых, что еще важнее, в таком случае общество будет воспринимать ее как более справедливую. Если хуже стало всем, это может быть понято. Сейчас же ситуация выглядит так: «Гражданам придется стать беднее, чтобы власть сохранила высокий уровень жизни».

При этом в речи есть один примечательный пассаж, призванный, видимо, до глубины души тронуть пожилых людей, но, на самом деле, свидетельствующий о глубинном циничном понимании главой государства (или теми, кто писал речь) неадекватности как самой нынешней пенсионной системы, так и планируемых в ней изменений. Президент признал, что нынешний уровень пенсий совершенно не соответствует реальному вкладу, который нынешние пенсионеры внесли своим трудом в жизнь нашей страны. Даже повторил известную дежурную (в том смысле, что более ни к чему не обязывающую) фразу, что мы все в долгу у нынешних пенсионеров.

Но мы-то должны ставить вопрос совершенно иначе: а с чего это вдруг в стране действует некая «пенсионная система», почему-то обеспечивающая пенсионерам уровень жизни, как сам президент признает, совершенно не соответствующий их вкладу? Так, а где же предложения по обеспечению соответствия? Так почему же, на каком основании далее этот вклад у нынешних пенсионеров просто-напросто украден?

Президент выражает заботу о сбалансированности и развитии «пенсионной системы». Но нет и не может быть никакой отдельной «пенсионной системы». Есть экономика всей страны. И есть бюджетная система страны. Они — эта экономика и бюджетная система страны — должны быть сбалансированы. Причем, без уворовывания результатов чьего-либо труда.

Конституция вообще не предусматривает никаких отдельных подобных фондов — лишь общее понятие «бюджет». И никаких отчислений в пенсионный фонд — лишь единые налоги.

И тогда какие налоги и с кого, с каких видов деятельности и в каких объемах собирать — предмет всей экономической политики государства. Какую часть суммарного федерального бюджета потратить на выплату гражданам пенсий, причем, как совершенно безусловные и первоочередные обязательства государства - предмет социальной политики.

Общество стареет, продолжительность жизни растет. Но почему плата за это должна быть распределена так неравномерно — на эти простые вопросы не ответило ни правительство, ни депутаты, принимавшие закон, ни пенсионное выступление Путина. Не существует никакого бюджетного правила, по которому пенсионная система обязательно должна быть самодостаточной. Пенсии могут выплачиваться как за счет пенсионных взносов работников следующих поколений, так и (в накопительной системе) за счет взносов самих работников или централизованно — за счет любых доходов федерального бюджета. На пенсии целевым образом можно направлять сверхдоходы от сырьевого экспорта, доходы от приватизации, дивиденды госкомпаний, средства внебюджетных фондов. Если смотреть на всю бюджетную систему в целом, никакой острой необходимости именно сейчас резко повышать пенсионный возраст обнаружить невозможно.

Предположим, что у бюджета нет большого профицита, как в 2018, и расходы действительно надо сильно сокращать. Но почему начинать с пенсионеров? А коррупция? А дороги, которые строятся втридорога? А скоростная ж/д магистраль в Грозный — она точно важнее пенсий?

Допустим, государство всю эту «домашнюю работу» проделало. И все равно денег на выплаты пенсий по нынешним правилам начинает не хватать (сейчас далеко не так, но предположим). В этом случае рационализации следует подвергнуть все пенсии. Сейчас же получается так, что у нас есть несколько совершенно разных пенсионных систем. Одна — для «обычных людей». Другая — для слуг государевых: МВД, ФСИН, ФСБ, Минобороны, Ген-прокуратуры, СК. Они начинают получать пенсию раньше, и по размеру она больше.  Третья пенсионная система действует для чиновников, депутатов, спортсменов, космонавтов и т.д.

В следующей статье мы разберем другие детали, которые выдаются как благо. Но дьявол, как известно, кроется в деталях.